Вопрос: В чем заключается «секрет долговечности» Вашей работы в «Шелл»?

Пол Рэндалл: Мне кажется, что секрет связан со способностью адаптироваться к переменам. Концерн «Шелл» постоянно меняется и развивается, и нам всем нужно меняться в том же темпе. На самом деле, это постоянное совершенствование является одной из притягательных сторон работы в компании.

Я вывел это из личного опыта. В частности, я вспоминаю один эпизод работы в Абердине. Мы с моим начальником Крисом Миллером анализировали результаты моей работы, когда он сделал довольно едкое замечание, спросив: «Куда подевался тот энергичный, хваткий и целеустремленный молодой человек, которого я знал в Лоустофте?».

Эта забота, выраженная Крисом в достаточно жестком тоне, действительно заставила меня осознать, что мне нужно напрячься и что-то изменить в себе. Первое, на что я хотел бы обратить здесь внимание, это то, что необходимо слышать. Такой тип обратной связи дорогого стоит. Не прислушайся я к тем словам, вряд ли бы я задержался в «Шелл» надолго. Я хочу, чтобы Крис знал, как безмерно я благодарен ему за тот суровый урок.

Вопрос: Значит, «Шелл» постоянно меняется, а что, по Вашему мнению, остается неизменным?

Пол Рэндалл: Я бы сказал, что рабочая атмосфера и корпоративная культура остались почти неизменными по своей сути. Я помню, когда я только начал работать в «Шелл», я был в полном восторге, что компания оплачивает обеды – как она, кстати, делает и сегодня, но на заре моей карьеры такое встречалось в немногих компаниях.

Теперь в нашей корпоративной культуре есть гораздо больше, чем бесплатные обеды, но сердцевину ее по-прежнему составляет то, как мы заботимся о наших сотрудниках, и это отношение остается неизменным до сих пор. Да, вероятно, в прошлом это не было так очевидно, сейчас это стало более заметно – ценить и уважать людей, думать о людях, ощущать себя частью чего-то большего.

Я думаю, мы всегда чувствовали, что такой подход был важной частью «Шелл» в те годы. Мы об этом тогда не говорили, но все мы чувствовали это. Теперь я вижу, что в «Шелл» уловили суть этого чувства, и теперь мы называем его «аутентичность». Я определяю это как «быть самим собой» и «не выдавать себя за того, кем ты не являешься». Такая корпоративная культура окружала меня на протяжении всей моей карьеры в «Шелл», и я горжусь, что мне довелось быть её частью.​

Вопрос: Как изменились отношения между руководителями и подчиненными за последние 40 лет?

Пол Рэндалл: Люди, работающие в «Шелл», на мой взгляд, - это особый тип личности. Вы можете встретить их в любом уголке мира и разговаривать на одном языке. И все же есть черта, отличающая нас, или скорее определённый набор качеств. Я бы сказал, это сочетание нескольких компонентов, таких как неравнодушие, забота о безопасности, внимание друг к другу и готовность поддержать и прийти на помощь.

Мне кажется, что сегодня все это осталось неизменным, как и сорок лет назад. Я вижу это на примере компании «Сахалин Энерджи» (совместного предприятия «Шелл», в котором работает Пол в данный момент – прим.), как видел в компаниях концерна, где мне приходилось работать. Такой тип культуры формирует очень сплоченные коллективы со здоровым балансом между свободой поиска решения и ответственностью за результат.

Вопрос: В «Шелл» Вы пережили две технологические революции. Как они сказались на рабочем процессе?

Пол Рэндалл: До компьютерной революции мы также выполняли поставленные перед нами задачи. Я помню, как служебную записку сначала нужно было написать, отнести в машбюро, где ее напечатают на машинке. Иногда приходилось ждать несколько дней, но у нас были телефоны, радиосвязь. Оглядываясь назад, вспоминаю, что иногда это приводило к задержкам, но мы справлялись.

Когда у нас появились первые компьютеры, я помню, какой восторг я испытывал от того, что можно отправить сообщение простым нажатием кнопки, а идти для этого в другую комнату. Правда, с другой стороны, и тут не без потерь – до этого мы больше говорили друг с другом, вопросы решались быстрее без долгой электронной переписки. Не знаю, было ли это лучше или нет. Просто это было по-другому. Но абсолютно точно скорость обмена информацией в наше время значительно возросла.

Когда я начинал работать в «Шелл», бизнес компании носил региональный характер. Прямо у меня на глазах «Шелл» становилась по-настоящему международной, глобальной компанией. Сейчас, например, мой непосредственный начальник находится в Южно-Сахалинске, а функциональные руководители располагаются в Сингапуре и Райсвике, и работа отлично налажена.

Вопрос:​ Чем, как Вы думаете, Вы больше всего запомнитесь в компании?​

Пол Рэндалл:​ Хм… мне, наверное, будет проще ответить на этот вопрос после празднования юбилея (смеется). Я бы хотел, чтобы помнили мою увлеченность работой и страстное желание развивать и обучать персонал, помогать профессиональному росту подчиненных и способствовать адаптации людей из другой деловой среды.

Я бы очень хотел запомниться как коллега, который, ставя сложные задачи и задавая прямые вопросы, помогал другим лучше узнать себя и раскрыть свой потенциал. Как и мой начальник в Абердине, которого я уже упоминал в предыдущем ответе. Я действительно очень благодарен Крису за его напоминание. В результате я проработал в «Шелл» долгие годы и усвоил свод правил, которыми руководствуюсь всю свою жизнь.

Я лично никогда их не нарушал, и уверен, что это произошло во многом благодаря «Шелл». В свою очередь, соответствие этим правилам, или принципами, помогло компании достичь международного уровня.

 

Вопрос: Вы когда-нибудь попадали в экстремальные ситуации во время работы в «Шелл»?

Пол Рэндалл: Когда я работал в Порт-Харкорте в Нигерии, я был удостоен большой чести стать африканским вождем Амони под именем Ибимиедо Первый.​

Весьма экстремальный опыт мне довелось пережить в том же Порт-Харкорте в конце 2005, когда наш полевой лагерь был атакован боевиками. К счастью, никто тогда не пострадал, хотя взрывом заминированной машины был поврежден наш клуб. Нас оперативно эвакуировали на время, пока ситуация не разрядилась и не были приняты дополнительные меры безопасности.​

Тем не менее, основное ощущение, которое не покидало меня все эти годы, было чувство безопасности, даже несмотря на такой инцидент, потому что я был уверен, что компания о нас позаботится.

Это и есть одна из основных ценностей компании, о которых я упоминал. Даже если испытываете беспокойство относительно собственной безопасности, а в «Шелл» вас уверяют, что для этого нет никакого основания, вы можете абсолютно уверены, что так оно и есть.

 

Вопрос: ​За время работы в компании Вам довелось побывать во многих местах. В чем заключается «залог успеха» международной карьеры в «Шелл»?

Пол Рэндалл: Прежде всего, я очень благодарен компании за возможность побывать в разных странах, познакомиться с различными культурами и людьми. Я ценю каждую минуту и считаю такой образ жизни привилегией.

Хотя такая жизнь порой трудна и монотонна, однако подобный опыт значительно расширяет кругозор.​​ Переезжая в другую страну, ты привносишь свои знания и опыт, но также много получаешь взамен. Никогда не стоит забывать, что ты всего лишь гость, и стремиться как можно лучше узнать народ и его культуру. Именно это я подразумеваю, говоря о необходимости быть самим собой и не выдавать себя за того, кем ты не являешься.

Люди по-настоящему ценят твою готовность делиться опытом, желанием научить, наставить. В этом особенно помогают навыки общения, а новые позиции помогают значительно расширить круг общения.​​

 

Вопрос: Какими основными правилами Вы руководствуетесь в своей жизни и карьере?

Пол Рэндалл: Человеком, оказавшим самое большое влияние на меня, является мой отец, которому теперь 92 года. Он был и остается для меня источником вдохновения на протяжении всей моей жизни. С детства мне запали в душу его слова: «Я зарабатываю деньги благодаря тому, что мотивирую других» и «поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой». Я помню и его мысль о том, вряд ли будут помнить слова, которые ты им говорил, но запомнят, какие чувства ты у них вызвал.​​

 

Вопрос: Есть что-нибудь, что мало кому о Вас известно и чем Вы хотели бы поделиться?

​Пол Рэндалл: Да, есть кое-что (смеется). Я попал на работу в «Шелл» в двадцать лет, разойдясь с любимой девушкой. Мы встречались несколько лет, и вдруг все кончилось, а она работала в компании, которая оказывала услуги моему нанимателю, и мы вынуждены были регулярно сталкиваться по работе, что было для меня весьма болезненно.

Я помню попытки что-нибудь предпринять и вспоминаю, как, просматривая местную газету, в разделе «Вакансии» я увидел известную ракушку. Я сразу же написал заявление, прошел собеседование, и мне предложили работать в «Шелл» в Лоустофте.​

Я был в полном восторге, но тут мне повезло еще больше – через месяц работы в «Шелл» меня повысили в должности. Я подумал: «Ничего себе, какая классная компания, если так пойдет и дальше, скоро до генерального доберусь» (смеется).

На самом деле то первое повышение не было связано с моими усилиями, а это просто была переаттестация должности, чего я тогда не знал. Но оно еще больше подстегнуло и мотивировало меня.

 

Вопрос: Какие у Вас планы на будущее?​

Пол Рэндалл: На пенсию я пока не собираюсь, но планирую вернуться домой в Норфолк в Великобритании. Займусь благоустройством дома, буду общаться с отцом, которому 92 года и который был образцом для меня всю мою жизнь. Хочу иногда кататься на лыжах во французских Альпах.

Также ощущаю в себе потребность начать возвращать долги обществу и окружающим, используя опыт, накопленный за годы работы в «Шелл». Займусь благотворительностью, волонтерством.

Я сильно скучать по Сахалину, где мне очень понравилось – и люди и сам остров. Это действительно особый уголок России.​​​