Я знал, насколько смелой выглядит мысль о пересечении Сахары на дорожном мотоцикле, но и пред ставить себе не мог, с какими трудностями при этом придется столкнуться.

На марокканской границе меня сразу заставили понервничать какие-то французы. Взглянув на мой мотоцикл, они покачали головами: «И вот на этом вы поедете по песчанным тропам?» Эта машина с двигателем емкостью 1 130 куб. см выглядела только что извлеченной из упаковки и совсем не готовой к поездке в регион с одними из самых жестких природных условий в мире.

Выезд на тропу

“Да”, - отвечаю я, стараясь догадаться, как выглядит эта самая тропа. Вскоре я оказываюсь на ничейной земле между границами Марокко и Мавритании. Это уже тропа. Я скоро узнаю, что этот термин означает любую поверхность, по которой можно ездить, - от ровной грунтовой дороги до неровного бездорожья.

Мотоцикл мощностью 135 л.с. начинает двигаться как пьяный. Я еду медленно, загребая ногами, когда машина въезжает в глубокий песок. Через некоторое время я въезжаю в мавританский город Нуадибу.

Мавританское безумие

Это антиутопия о том, что было после апокалипсиса, воплотившаяся в жизнь. На машинах лет передних фар и окон; большинство выглядит так, словно перевернулось десяток раз. Местные жители смотрят на меня пустыми глазами зомби. Архитектура в стиле шика Могадишо. Посреди этого безумия мой мотоцикл стол словно невидимым. Никто не уступает мне ни дюйма. Мне было бы безопаснее ехать на осле.

Я нахожу спасение в огороженном стеной кемпинге, полным европейцами. Завтра я отправляюсь за действительной целью моего путешествия – поездке по Сахаре. Для этого мне нужен проводник. Я договариваюсь с двумя голландцами, направляющимися в Гамбию. Проводник будет ехать в их автомобиле, а я поеду следом. Как все проводники, г-н Абба выглядит соответствующим образом: это темнокожий араб за 50 с чем-то лет, в бедуинском белом ниспадающем одеянии и в соответствующем головном уборе. Его, кажется, не обеспокоило, что к ним прибавится еще и мотоцикл, но он долго и пристально разглядывает жирную заднюю шину.

На следующий день мы выезжаем на писту. Здесь где-то может быть и асфальтовое покрытие, но все равно ехать жарко, пыльно, и требуется концентрация внимания. Через 55 миль автомобиль сворачивает направо, съезжая с писты и направляясь в пустыню Сахара. Во рту у меня сразу пересохло.

Учась на собственных ошибках

Сейчас я знаю, что мне нужно расслабиться и просто держать переднее колесо в необходимом направлении, а заднее колесо последует за ним. Я знаю, что должен попытаться распрямиться. Я знаю, что не должен изо всех сил хвататься за руль. Но я наклонился и яростно держусь за руль, так что костяшки пальцев побелели. Я мало верю в себя и почти не верю в дорожные шины. Я только не свожу глаз с машины голландцев и пытаюсь следовать за ними. Мы едем мучительно медленно. А временами езда становится просто мучительной.

В какой-то момент, когда я уже почти час не сбивался с курса, моя уверенность в себе возросла, я совершаю ошибку, пытаясь сделать поворот в песке. Тут же я оказываюсь на земле, придавленный мотоциклом. Я еще имею время поразмыслить над тем, сколько удовольствия мне все это доставляет – оказывается, никакого. Через четыре часа мы действительно делаем остановку, и г-н Абба заваривает чайник мятного чая.

“Вы выглядите так, словно на малой скорости случилась авария”,- говорят мне. Но я чувствую удивительный прилив оптимизма. Г-н Абба указывает на гору вдали и говорит, что мы сделаем привал за ней. Больше не кажется, что день будет тянуться вечно. Спустя 2 часа мы оказываемся позади горы и ночуем в бедуинском лагере.

Финишная черта

На следующее утро я грохнулся на песок, когда мы не проехали и 5 миль из 80-мильного маршрута, который в этот день нам предстоял. У меня нет выбора, кроме как вернуться в седло и продолжать путь. Наградой мне служит жизненный урок: неважно. Каких способностей тебе не хватает; упорство создает видимость благополучия.

Я проводу последнюю ночь в палатке на берегу Атлантического океана; волны бьются всего в нескольких футах от меня. Не считая родного дома, это лучшее место, до которого мне довелось добраться на мотоцикле. Я больше не боюсь умереть в пустыне или переломать кости в аварии. Я проехал на мотоцикле с дорожными шинами через изнуряющую часть Сахары, и я знаю, что до меня никто этого не делал.

Смотрите также

В машине с Вики Батлер-Хендерсон

Вики – одна из наиболее известных медиа-персон, работающих в области автоспорта. Она была и остается лицом многих наиболее популярных телепередач Британии, посвященных вопросам автоспорта.

Поездки мечты

Послушайте, как лирично эксперты рассказывают о поездках их мечты и выберите свой маршрут или пункт назначения