Исполнительный директор, руководитель газового бизнеса концерна «Шелл» Маартен Ветселаар

Дамы и господа!

Ровно 125 лет тому назад нефтяной танкер, принадлежащий компании «Шелл», вышел в море с грузом российского керосина, направляясь в Сингапур. Так начиналось ставшее успешным сотрудничество «Шелл» и России. 

Кто-то из вас, наверное, знает эту историю.

Что, пожалуй, вам не известно, так это то, что в это самое время в мире произошло еще одно знаменательное событие. В 1892 году на соревнованиях в Норвегии Международный союз конькобежцев официально зарегистрировал первый мировой рекорд в этом виде спорта. Норвежский конькобежец Эйнар Халворсен стал мировым рекордсменом на дистанции 500 м, финишировав за 50,2 секунды. Это было удивительное время… поразительное спортивное достижение…, которое сегодня посчитали бы невероятно медленным.

Если бы Халворсен бежал в паре с нынешним обладателем мирового рекорда российским конькобежцем Павлом Кулижниковым, он едва бы прошел половину дистанции, видя, как финиширует его соперник.

С каждым годом атлеты становятся все быстрее. Рекорды падают, а потом падают еще ниже.

Наша отрасль может многому научиться у спорта в этом неустанном стремлении к совершенству. Пожалуй, можно провести две четких параллели между спортом и нефтегазовой отраслью. Во-первых, чтобы преуспеть в спорте и нашей отрасли, нужны благоприятные условия. Гладкий прочный лед для конькобежца, быстрый автомобиль для автогонщика… благоприятный инвестиционный климат для нефтегазовой отрасли. Во-вторых, и в спорте, и в нашей отрасли, если вы хотите победить, нужно стремиться к самосовершенствованию в течение всей своей жизни. И в спорте, и в нашей отрасли, перестанете самосовершенствоваться, и конкуренты обойдут вас…, потому что конкуренты совершенствоваться не перестанут.

В нашей отрасли стремление к самосовершенствованию становится особенно важным, когда речь идет об энергетическом повороте, т.е. постепенном переходе энергетики на альтернативные источники энергии. Правила игры меняются…, и мы должны быть готовы к этим переменам.

Энергетический поворот бросает миру огромный вызов, но при этом открывает огромные возможности перед бизнесом. Согласно прогнозам, в процессе постепенного перехода к низкоуглеродной энергетике роль электроэнергии в энергобалансе будет возрастать с 18% сегодня до 50% к концу столетия. А это означает, что остается еще огромный сегмент спроса на энергию, который невозможно удовлетворить за счет электричества. Поэтому нет никаких причин, почему газ не сможет играть все возрастающую роль в этом сегменте спроса на энергоресурсы. Тем более, что по мнению специалистов концерна «Шелл», которые занимаются сценарным планированием, спрос на энергоносители к концу это столетия может увеличиться вдвое. А это огромный рынок, на котором есть, где развернуться. Это, что касается благоприятных условий.

Какую роль будет играть Россия в этом прекрасном будущем мире природного газа?

Когда я думаю о России и природном газе, я вспоминаю одного коллегу, который как-то сказал мне, когда мы собирались пойти и выпить по бокалу после долго рабочего дня: «В России есть два вида водки: хорошая и очень хорошая». Я думаю, тоже самое можно сказать и о сегодняшних условиях для российского газа.

Давайте сначала посмотрим на Запад.

На Западе спрос на газ в Европе растет, начиная с 2014 года. В прошлом году генерация электроэнергии на угольных станциях сократилась на 94 тераватт-часов, а на газовых станциях возросла на 101 тераватт-час. А это, по оценкам европейских аналитических центров «Сандбаг» (Sandbag) и «Агора Энергивенде» (Agora Energiewende), помогло европейским энергетикам снизить выбросы СО2 на 4,5% по сравнению с 2015 годом. Более того, 21 апреля этого года Великобритания не сожгла ни одного куска угля для генерации электроэнергии. Впервые с 1882 года.

В процессе перехода энергетики на альтернативные источники энергии баланс спроса может колебаться, но одно остается неизменным: Европа как никогда нуждается в надежном поставщике газа. За прошедшие десятилетия Европа смогла убедиться, что Россия как раз и является тем надежным поставщиком, который ей нужен. Это объясняет, почему на долю России приходится 34% поставок газа в Европу.

Филип [Ламберт], который сегодня выступает ведущим нашей сессии, отмечает, что за последние 50 лет – а это без малого 18 262 дня – перебои в поставках российского газа наблюдались только в течение 14 дней. Коэффициент надежности поставок превышает 99,9%... но этот показатель впечатляет еще больше, если учесть, что на этот период приходятся годы холодной войны.

Я думаю, что проект «Северный поток 2» будет реализован, во многом благодаря репутации России как надежного поставщика. Согласно прогнозам, новый газопровод обеспечит газом 26 миллионов домохозяйств. По оценкам института Energiewissenschaftliches Institut кельнского университета (EWI) «Северный поток-2» позволит европейским странам к 2020 году сэкономить миллиарды долларов в зависимости от того, насколько дорого будет стоить СПГ в качестве альтернативы трубопроводному газу.

А теперь обратимся на Восток.

Лично у меня Восток, прежде всего, ассоциируется с проектом «Сахалин-2» и СПГ. В мире складываются благоприятные условия для СПГ и проект «Сахалин-2» обладает всем необходимым, чтобы воспользоваться этой ситуацией. Глобальный рынок СПГ находится на подъеме. Количество стран-импортеров газа возросло с 10 каких-то 17 лет тому назад до 39 сегодня. Спрос на СПГ за это же время увеличился с 100 млн тонн до 265 млн тонн в год. Этих объемов достаточно, чтобы газифицировать все дома в Германии, и еще почти в десять раз перекрыть их потребности в газе. И этот рынок будет только расти.

Согласно прогнозам, спрос на СПГ будет расти вдвое быстрее, чем спрос на природный газ и составит 4-5% в год в период с 2015 по 2030 год. Главным образом этот рост придется на страны к востоку от Суэца. Среди лидеров будут Китай и Индия, а также Южно-азиатский регион. Меняется и торговля СПГ, все больше стараясь учитывать потребности покупателей, включая их интерес к заключению краткосрочных контрактов на небольшие объемы, обеспечивающие большую гибкость поставок.

Если говорить о Китае, то всего 10 лет назад газовый рынок этой страны находились, образно говоря, в младенческом возрасте. По размерам он был намного меньше газового рынка Великобритании и только начинал развиваться.

За истекшее десятилетие газовый рынок Китая прирастал ежегодно на 10 и более процентов в результате экономического роста и развернувшейся в стране борьбы с загрязнением воздуха. 

По прогнозам компании «Вуд Маккензи» (Wood Mackenzie), газовый рынок Китая в последующие 10 лет сравняется с европейским газовым рынком, и одним из факторов этого роста будет СПГ.

А каких-то десять лет назад этого рынка в Китае попросту не было.

Согласно прогнозам, Китай по размерам рынка СПГ догонит Японию, которая является крупнейшим в мире импортером СПГ. 

Сахалин – ближайший источник поставок СПГ в Китай и Японию, что дает ему явные преимущества перед другими поставщиками. 

А это немаловажный фактор успеха в битве за покупателя.

СПГ помогает странам справляться с колебаниями сезонного спроса. Кроме того, СПГ делает газ доступным для стран с небольшим спросом. Однако возможности для СПГ не ограничиваются только азиатскими странами с развивающейся экономикой. Новые рынки для СПГ открываются в мировом масштабе. 

Возьмём, к примеру, морской транспорт, который развивается быстрыми темпами. В будущем году «Совкомфлот» примет в эксплуатацию первые нефтеналивные танкеры, которые работают на СПГ. СПГ, который предоставит «Шелл». И я рад, что «Шелл» и Россия недавно договорились изучить возможности строительства второго завода по производству СПГ на побережье Балтийского моря.

Речь идет о строительстве завода в порту Усть-Луга на побережье Балтийского моря. Первые практические шаги к строительству этого завода мощностью 10 млн тонн в год мы сделали в июне этого года, когда подписали Соглашение об основных условиях создания совместного предприятия.

А в августе ПАО «Газпром» и «Шелл» подписали еще одного соглашение о подготовке Совместного Технико-экономического обоснования (ТЭО) по проекту «Балтийский СПГ».

Независимо от того, будет ли российский газовый сектор ориентироваться на Запад или Восток, возможности для развития бизнеса открываются прекрасные. Но прекрасные возможности еще не повод для самоуспокоения. Здесь нужен спортивный подход: постоянно стремиться к самосовершенствованию, быть лучше, чем вчера. Потому что с каждым днем в гонку вступают все новые соперники, и все они настроены на победу. И на рынке природного газа, и на рынке СПГ конкуренция очень жесткая, и я думаю, что в будущем она будет только обостряться. Реализуя проект «Сахалин-2», «Газпром» продемонстрировал готовность конкурировать на этом рынке, показал, что не намерен ждать у моря погоды, а настроен действовать и развиваться. В прошлом году производство СПГ по проекту «Сахалин-2» составило почти 11 млн тонн. А сегодня «Шелл» и Россия работают над расширением проекта «Сахалин-2» и планируют построить третью технологическую линию, что позволит увеличить производство СПГ. Использование современных технологий позволит повысить эффективность завода и снизить затраты на производство российского СПГ. Затраты – это вопрос, который имеет огромное значение для всей газовой промышленности. Мы должны и далее сокращать затраты по всей производственно-сбытовой цепочке, начиная непосредственно с компаний, таких как «Шелл», и далее на уровне буровых подрядчиков, поставщиков оборудования и сбытовых организаций. Чтобы сделать газ более доступным для наших потребителей, мы должны задействовать все звенья этой цепочки.

Еще одна серьезная проблема – метан. Большие объемы выбросов метана в атмосферу предприятиями газовой промышленности – прямая угроза перспективам, что газ может занять достойное место в энергобалансе будущего. Поэтому наша отрасль должна взять эти риски под контроль и не дать им материализоваться. Нужно своевременно выявлять утечки метана и без утайки информировать о них все звенья производственно-сбытовой цепочки от добычи природного газа до производства СПГ и сбытовых организаций. И, кончено же, бороться с утечками, сокращая их количество. 

Помимо экологических аргументов в поддержку такого подхода есть и чисто экономические стимулы. Ведь чем меньше мы теряем, тем больше мы продаем.

Дамы и господа!

За прошедшие 125 лет, которые разделяют Эйнара Халворсена и Павла Кулижникова, мировой рекорд в беге на коньках на 500 м стал на 16,3 секунды быстрее. За эти годы рекорд обновляли 75 различных конькобежцев. Спорт отличается чрезвычайно высокой конкуренцией. Но и нашей отрасли конкуренции не занимать.

На протяжении 125 лет «Шелл» в России последовательно работал над созданием нового продукта, реализовывал новые проекты и осваивал новые месторождения вместе с российскими партнерами, чтобы опередить конкурентов.

Наша общая история дала прекрасный результат – глубокое сотрудничество между ПАО «Газпром» и концерном «Шелл». Это прочное, жизнеспособное сотрудничество, нацеленное на будущее.

Сегодня это будущее представляется оптимистичным.

Условия благоприятны.

И я уверен, что, если мы возьмем на вооружение спортивный подход, то и в ближайшие 125 лет мы будем продолжать ставить новые рекорды, предлагая новые стандарты для нашей отрасли.

смотрите также

О нас

Концерн «Шелл» объединяет энергетические и нефтехимические компании с 92 000 сотрудников, работающих в более чем 70 странах и регионах мира.